?

Log in

No account? Create an account
вверх по течению реки — ЖЖ

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> Каменная Башня (На глубине зелёной травы)
> previous 30 entries

Июль 3, 2019


06:14 pm - Повесть о Цветах и Звуках
Правдивое повествование из жизни незначительного человека

1. Вестники-посланцы
Я пытался заселиться в отель, который заказал неделю назад. Бородатый портье в фиолетовой форме извинялся и клялся, что не знает, как так получилось, но моя бронь почему-то слетела, и теперь я могу переночевать бесплатно в фойе.
— Мы не знаем, как так вышло, мы правда не знаем, — повторял он. Мне было так плохо, что я уже был согласен на всё. Я спросил, где здесь уборная.
— По коридору и направо.
Я последовал указаниям и открыл заветную дверь, на которой висели бронзовые усы. Мне открылась комната, в ней сидело множество курящих господ. Между ними стояли лазоревые унитазы и я немного ошалел от увиденного. Я уже было начал искать унитаз где-нибудь в уголке, как я почувствовал, что меня трясут за плечо.
«Так это был сон!» — подумал я. «Теперь всё становится на свои места».

***
— Проснись, рождённый женщиной! – Услышав эти слова, я действительно проснулся у себя дома на С*** улице, и увидел над собой двух угрюмых и высоких мужчин.
«Кажется всё не становится на свои места,» подумал я вновь.
— Кто вы и что вам от меня нужно? В квартире нет ценных вещей!
Они посмотрели друг на друга и их лица стали ещё более угрюмы и неприступны.
— Рождённый женщиной, в твоей квартире действительно нет, не было и никогда не будет ценных вещей, — сказал тот, кто был слева. Тот, кто был справа продолжил:
— Но мы пришли за тобой. Мы не будем причинять тебе вред и помехи.
— Кто вы и что вам от меня нужно? – Кажется, меня заклинило и я ничего другого не мог сказать.
— Рождённый женщиной, знай, мы — вестники-посланцы Великого Владыки Синего Цвета. Я — Господин Нежнейшая Лазурь Балтийских Облаков, а мой напарник — Господин Васильковый Цвет. Правильно ли я понимаю, что мы говорим Михаилом Петровичем Желваковым, 19** года рождения, холост, не привлекался, не служил, любимый цвет – прочерк?
От неожиданности я даже не был в шоке. Всё показалось логичным до боли, и поэтому я спокойно ответил:
— Да, это я. Но я люблю коричневый цвет. И золотой.
— Это не совсем правда. Вам так только кажется, поэтому прочерк. – сказал Господин Нежнейшая Лазурь.
— Вы можете наконец сказать, зачем вы здесь? Зачем вы меня разбудили? Как вы оказались в моей квартире?
Господин Васильковый Цвет скривил своё лицо и сказал:
— Мы суть цвета и оттенки. Мы можем появляться везде, где есть зеркала и стёкла. Таков Договор от 1031 года. Наш Великий Владыка Синий Цвет возжелал увидеть тебя у себя во дворце и поручить тебе важное дело от которого будет зависеть судьба нашего Дома.
Его напарник, Господин Нежнейшая Лазурь продолжил:
— Ты можешь отказаться, и тебе будет ничего. Но если ты согласишься, ты потеряешь ничего, но приобретёшь многое. Тебе дано три дня на раздумья. Ты можешь посоветоваться со своей подругой Татьяной Сергеевной Фербер, 19** года рождения, разведена, привлекалась, не служила, любимый цвет – ярко жёлтый.
— Каким образом она привлекалась??? – Это было уже чересчур. – Она же..
Господин Васильковый Цвет резко прервал меня:
— Это нам неизвестно и неважно. Сейчас мы исчезнем, а ты уснёшь. Мы явимся к тебе на третью ночь. Не вздумай здесь оставлять гостей и котов. Собака может быть. Прощай не навеки.
Я хотел их о чём-то спросить, но тут они протянули свои руки в которых были два коротких жезла и на меня резко навалился сон.

***
Портье спросил меня:
— Всё в порядке? Ваша бронь нашлась.

1.2
Что мне снилось под утро я не запомнил. Высокие угрюмые мужи сидели в фойе бесконечной гостиницы? Кажется, нет. Когда я проснулся, было две минуты до будильника. Я порадовался тому, как работают мои внутренние часы и подумал, что очень хорошо выспался. Потом я вспомнил вчерашний сон, и очень удивился.
У меня был где-то час до выхода из дома, и я решил написать Тане.
«Таня, написал я, ЛОЛ мне про тебя приснился такой сон»
Она прочитала сообщение и поставила лайк. Потом появились три прыгающие точечки. Потом они прекратились. Я подумал, что у неё нет времени и пошёл варить кофе.
Чем дальше я думал про сон о двух угрюмых мужиках, тем меньше он мне нравился. Почему я решил написать Тане? У неё ведь другая фамилия, Римова, но почему я решил ей написать?
От этого всего я решил закурить сигарету. Сигареты с утра, такого со мной уже не было три года. И зачем я только ходил к терапевту? Зачем я оставил у него столько денег, если ко мне ночью приходят Господин Василёк и Нежнейший Господин Литовских, кажется, Облаков?
Но тут ясно, как небо ясно в полдень летом, я вспомнил: их звали Господин Нежнейшая Лазурь Балтийских Облаков и Господин Васильковый Цвет. Они пришли от Великого Владыки по имени Синий Цвет. Почему-то по телу пробежала дрожь, а телефон раздался трелями от мессенждера.
Мне звонила Таня.
— Привет, какой ещё тебе про меня приснился сон? Она была немного нервной.
— Ты не поверишь. Мне пришли во сне два чувака, высокие такие, угрюмые и сказали, чтобы я с тобой посоветовался. Они ещё сказали мне, что тебя зовут Татьяна Сергеевна Фербер, и что ты привлекалась.
— Что? Это какой-то тупой розыгрыш. – Её голос сорвался на фальцет (я не уверен, что так можно говорить о женском голосе, но это был именно фальцет). – Признавайся, мудила, кто тебе сказал?
Я немного опешил.
— Таня, о чём ты?
— Кто тебе рассказал?
— Рассказал что?
Я переставал понимать, что происходит.
— Рассказал про имя и про прошлое.
— Я уже тебе сказал, какие-то чуваки из сна. Из звали..
— Если ты сейчас же не прекратишь, я тебя... – Она зашипела и, кажется, сама перестала понимать, что же она хотела со мной сделать. Мне стало страшно и я чуть было не разбил чашку кофе о стену.
— Слушай, — сказал я – делай со мной что хочешь, но их звали Господин Нежнейшая Лазурь Балтийских Облаков и Господин Васильковый Цвет. Я не знаю ничего про твоё прошлое, хочешь блокируй меня, хочешь больше со мной не дружи, но вот!
На другом конце стало тихо, как когда пропадает связь или когда человек меняет четыре жа на вайфай или наоборот.
— Таня, алё.
— Слушай, это что-то странное. Я их видела сегодня во сне. Я была в какой-то бесконечной и идиотской гостинице, я почему-то там покупала пенюар.
— Покупала что?
— Пенюар. Не спрашивай. Не знаю. И вдруг ко мне подошли два таких хмыря и сказали: нас зовут Господин Нежненький Лазарь и Господин Василий Цветов.
— Господин Нежнейшая Лазурь Балтийских Облаков и Господин Васильковый Цвет, — поправил её я.
— Да, да! Точно! И ещё они сказали, что тебе завтра с утра напишет Михаил Петрович. Я всё думала, кто это?
— Это я.
— Да, нам нужно встретиться после работы. Ещё они сказали, что мой любимый цвет ярко жёлтый. Но это вообще не так! Я люблю мышиный серый.
— Да, они какую-то чепуху про это несут... Но мне уже надо идти на работу...
— И мне. До встречи.
Я шёл на работу и понимал, что сегодня на работе я не сделаю ни фига.

(Оставить комментарий)

Июнь 14, 2019


12:44 am - *** (корона-осколок)
свет падает с бесконечной высоты,
он ложится на горький хрусталь
и тот не выдерживает тяжести света.
пока он был цел, он бился внутри
и разгонял кровь нашего тела.

мы суть разумные осколки;
мы прячемся от света что дробит нас
в кронах забытой тьмы.
будь мне именем-короной, короной-осколком,
осколком-благодатью.

ты не сможешь утешить меня.
ты никогда не посвятишь себя мне.
небесная механика влюблённых тел
поднимет тебя на бесконечную высоту
к изначальному дому света.

но пока я здесь, будь моим именем,
именем-осколком
высокогорным осколком-короной.
будь ярким хрусталём
моей тьмы.

(2 комментария | Оставить комментарий)

Апрель 17, 2019


02:52 am - *** (над поломанной веткой)
Я вернулся домой
и нашёл на пороге поломанную ветку,
ветку на которой нет цветка —
тот, кто позабыл себя посылает мне весть.

Мы — это отсечённые лица,
принуждённые петь
пока не кончатся слова
и дальше, пока не кончится ночь.

Тёзки тяжесть и горечь
спят на остывших углях;
наутро роса
придавит их кудри.

Тот, кто позабыл себя
поет со мной;
ночь сомкнула свои руки
и гулкий воздух прокинут

над поломанной веткой,
на которой никогда не было цветка.

(Оставить комментарий)

Апрель 14, 2019


01:34 pm - *** (сам свет и его тьму)
Моё счастье —
Это солнце помещённое в грудную клетку
Против своей воли.
Оно выжигает меня
К черноте угля,
К белизне пепла.

Если бы я мог отсечь тебя —
Как бы я жил?
Если бы я мог убежать —
Куда мне идти без тебя?

Оно будет гореть,
Пока не кончится горечь,
Пока она не станет белизной
Ярче света,
Пока она не станет чернотой,
Матерью тьмы.

И тогда это солнце
Разорвёт себя на части,
Оставив себе
Ядро, тяжелее света;
То, что останется от меня
Будет яркой лентой,
Уходящей за его горизонт,
За горизонт случившегося
Со мной.

Ты узнаешь обо мне
Через несколько световых лет,
Когда слова-беглянки
Вырвавшиеся из уз тяжести
Долетят к тебе,
И они расскажут тебе,

Как моё счастье
Светилось и выжигало
Сам свет и его тьму,
Далеко за чернотой угля,
За белизной пепла.

(Оставить комментарий)

Апрель 2, 2019


10:58 am - *** (ночной язык)
Ночные облака, лишённые лиц, смотрят на меня,
И спящие деревья слагают свою песню
В которой не было тона и слов,

И я вспоминаю тебя, Солнце над Иерусалимом.
Ты коленом своим переламываешь горбы гор
И пологие хребты холмов,

— На них выросли дома и красная черепица. —

Ты кличешь свои стрелы,
И на дне моих зрачков
Они находят свой омут,

— Он назначен им от века. —

За толщей солёной воды
И за безымянными складками Кавказа и Каспия
Ты ещё не узнала себя.

Потому я обращаю к тебе острие моих слов
И я знаю, что они высветят
Корни и стволы твоих душ

На недолгое время,
И они увидят себя;
Оттого ты отпрянешь и забудешь.

—Слава тебе, душа! —

А Солнце Москвы, отдав свой долг дорогам и высоткам,
Опустится за кольцами бетонных трасс.
Ты будешь думать о другом.

Я останусь здесь.
Облака будут видеть меня;
Зимние кипарисы продолжат своё пение,

И мне покажется, что я знаю их ночной язык.

(Оставить комментарий)

Март 18, 2019


01:08 am - фосфены
Разбухший мартовский лишайник
И дерево столетних стен —
Что можно выпросить взамен
У этих сумерек бескрайних?

Здесь можно только потеряться
Увидеть старое, забыть,
Смотреть на сгнившие столбы
И спящие стволы акаций.

Я потерялся и я понял:
Я был потерянным давно;
Мне было душно и темно
Среди тревоги и погони.

Под лёд уходит вечер ранний.
Колеблется подглазный свет:
И я уже узнал ответ:
Спасение есть то мерцанье.

Оно не может быть снаружи,
Оно не будет изнутри,
Закрой глаза и посмотри:
Внутри лишайник, стены, лужи.

Ты видишь за мерцаньем белым
Тот город мартовский, родной
Встаёт уставшею стеной
Чтоб рухнуть на тебя всем телом.

(Оставить комментарий)

Ноябрь 7, 2018


02:18 am

 Силу свою набирает ноябрь сероокий:

Дождь на закате над Бронксом, свинцовая твердь,

И отражение города тонет в потоке

Корни заката придавлены тенью к траве.


Эта тревога серебряной нитью слепою

Сквозь золотое спокойствие вьётся кольцом.

Если душа существует, она не подобна покою:

Гонится в сумраке за самородным свинцом.


Кварта тревоги, и квинта погони неплодной:

Это реликтовый шепот деревьев и мха,

Это душа, и она существует сегодня

Как существуют рябина, свинец и ольха.


(1 комментарий | Оставить комментарий)

Октябрь 29, 2018


08:55 am - *** (ржавая изнанка сердца)
Ночь наполняет собой пустую квартиру
И гулкая тьма отражается от стен,
Пронзённая косами фонарного света:
Ты всегда был здесь один.

И пока я не умею отличить белую нить от зелёной,
Я повторяю шёпотом: сегодня я узнал,
Что плата за боль — боль,
Совершив полный круг и даже больше,

Я повторяю: плата за боль — боль.
Я видел просроченные сны и чужие короны,
Я хотел, чтобы моё сердце было пронзено
И втоптано счастьем ниже дна Марианской впадины.

Все мои желания были исполнены,
Но ржавая изнанка сердца,
Бурая от изъяна, который был до времени,
Который раньше света и тьмы,

Остаётся заповедью и платьем,
Платой и плачем, ибо боль умноженная
Желанием и возведенная в степень счастья,
Загнанная и возгоняемая в тиглях радости

Остаётся сама собой и я шепчу в третий раз,
Я шепчу в самый последний раз,
Пока ещё нити белые подобны лазоревым нитям:
Последняя плата за боль — это боль,

Боль, и ничего больше.

(Оставить комментарий)

Октябрь 2, 2018


11:12 pm - *** (перламутр)
У одиночества законы
Просты. Небольно их принять:
Тяжёлых облаков ладони,
Предгрозовой остаток дня.

Я замурован в перламутре,
В свинцовом зеркале своём,
В огромном облаке — но утро
Вползает в тёмный окоём:

Над небоскрёбами зарницы
И ливень пыль смывает с плит.
Я больше не хочу делиться
И не хочу себя делить.

(1 комментарий | Оставить комментарий)

Июнь 19, 2018


03:50 am - (Chinese Room)
The air around you is a bitter gold.
It speaks in the language of a mirage
That I saw on a seashore.

It is a hidden depth of the sea
Which is covered by the waves,
By the horizon where they happen.

It is a golden call made of sorrow
And sand; it is a castle for a day
Which is kissed by the waves that
Efface it.

And the blind fish from rifts below
Smelled that bitter gold
And I feel its unseen body moving.

Yet it will never reach the surface
And the waves will continue to whisper
Their no-tale of mirage.

The blind fish will return to its lair
Where is no light and air
It will take the golden sorrow and
Efface it,

As if it never was.

(4 комментария | Оставить комментарий)

Апрель 29, 2018


03:31 am - crow song
When I die bury me alone,
Don't build any sign.
Take a crow and set him free —
Set him free in the sky.

He will find my body,
He will eat my eyes.
And I will see
What he sees.

Do as I say.
Do as I say.

When I die bury me alone
Set a crow free
And I will see you
High from the sky

With crow's eyes;
Do as I say.

I will see you,
When I die.

(4 комментария | Оставить комментарий)

Февраль 26, 2018


03:39 am - Азы Кабалы. Радиопьеса.
Действующие лица:
Исхок Петрович Иванов — Глава Торы, Тысяченачальник Талмуда, Илуй, радиоведущий программы «Азбука Каббалы: Тайны Для Самых Маленьких»
Йегошафат Пахомович Кляйнштадт — Глава Торы, Тысяченачальник Талмуда, Исключительный Илуй, полный профессор Тиферета в университете им. Короля Мошиаха IV
Удивительный Трубный Глас.

*Сцены нет, мы видим лишь Завесу, и из-за Завесы слышны радио-голоса:*
— Добрый день, мои дорогие слушатели, с вами снова программа «Азбука Каббалы: Тайны Для Самых Маленьких» и её веду я — Исхок Петрович Иванов. Сегодня у нас в гостях великий исследователь еврейских текстов — профессор Йегошафат Пахомович Кляйнштадт. Я напомню своим слушательницам и слушателям, что профессор Кляйнштадт преподаёт в университете им. Короля Мошиаха IV и является полным профессором в чине Тиферет. Здравствуйте, Йегошафат Пахомович!

— Добрый день, Исхок Петрович и спасибо вам, что вы сегодня меня пригласили на вашу передачу.

— Это большая честь и для нас, как написано: «Честь честь умножает». Я бы хотел начать с простых вопросов, которые наши слушатели начали присылать за месяц до этой передачи, зная, что вы придёте. Итак, Хацармавет Мбонгу, 5 лет, из Кении, задаёт вам следующий вопрос: «Уважаемый профессор Йегошафат Пахомович! Пишет вам Хацармавет Мбонгу. Сегодня мы проходили понятие Исправление Мира. Я, как честный марксист хочу узнать, в чём же должно состоять исправление мира сейчас, в нашем мире превентивного достатка». Мне кажется, это очень хороший вопрос. Юный Мбонгу, я прочу вам большое будущее, много Торы и заслуг! Амен!

— Омейн, омейн. Действительно, это очень важный вопрос. Поскольку вы марксист, я постараюсь отвечать вам в рамках экономической диалектики. Как известно, то, что было изначально достоянием элит, постепенно становилось достоянием всех. Это верно, как мы знаем, не только для материальных, но и для духовных ценностей. Сейчас, когда мы все уже совершили наше исправление, и устыдились и простили сами себя, ценность прощённости доступна каждому. Мы все прошли в сейчас или в предыдущих воплощениях покаяние, однако эта ценность всё ещё недоступна для Бога. Мы заковали его в понятие совершенства, из которого Его надо освободить для Его же счастья. Я думаю, что главная задача современного каббалиста — даже самого юного — это любя показать Богу, где Он был неправ в своей святой Торе и подвести его к честному покаянию, рыданиям и исправлению.

— Спасибо… Это… довольно неожиданный ответ. Но давайте перейдём к другому вопросу. Пишет нам Ада-Циля фон Триер, она решила не сообщать свой возраст, но пишет, что сейчас живёт в Финляндии. «Любимый проф. Кляйнштадт! Скажите пожалуйста, как мне воспринимать Бога как женщине и будущей матери глав Талмудических Академий и Илуев? С уважением, Ада-Циля».

— Дорогая Ада-Циля, спасибо тебе за этот вопрос. Мне кажется, что здесь мы подходим к самому главному, что есть в Зогаре. Зогар был написан как эротический дневник очень глубоких… мужчин. Из своего сексуального опыта они вынесли понятие Бога и его отношения с женщиной. Я думаю, что это очевидно, что если мужчина сверху, то женщина, в которой он сейчас пребывает, конечно же, его Царство – Мальхут, а если, наоборот, женщина сверху — то она коронует его и является Кетером. Несомненный интерес, конечно же преставляет ми…

— Что вы себе позволяете? Мы же в Эфире, и нас слушают ангелы, дети и разумные животные!

— Простите, я забылся… Я довольно давно не преподавал и всё время проводил с воскрешёнными манускриптами, в отделе ненаписанных трактатов…. Если опустить все эти важные детали, то я могу вам сказать следующее: Ада-Циля! Когда вы будете становиться матерью, вы должны будете написать Новый Зогар, но уже не с мужской, а с женской точки зрения. Я думаю, что древо сефирот у вас будет совершенно иное, и я даже не уверен, что постоянная Йесода-Тиферета будет соблюдаться, впрочем, это опять же, технические детали.

— Спасибо… Это звучит обнадеживающе… Но мне сложно вам что-то ответить. Вот другое письмо, уже из Франции. Пишет нам Авром Ксавьер, 6 лет. «Уважаемый Йегошафат Пахомович! В моём прошлом воплощении меня сильно била мать, и теперь у меня трансгильгульная травма. Что мне может помочь?».

— Авром, спасибо за ваш вопрос. Во-первых, я хочу начать с того, что я не являюсь лечащим врачом, и советую вам в первую очередь обратиться к исповеднику-терапевту. Я могу посоветовать нескольких проверенных специалистов по нефешоанализу и нешамасинтезу.

— Вы очень мудро сейчас поступаете, профессор!

— Я просто очень много навидался в своей жизни и прошлых воплощениях. Но я могу сказать, что ваш опыт для нас всех чрезвычайно важен. Как вы знаете, Тора была написана битыми детьми для битых детей. Поэтому, конечно, Бог там тоже битый. Я бы начал с того, что постарался Его утешить…

— Профессор, извините, но же это полная чепуха, и боюсь, что даже наказуемая кферетическая ересь…

— Я должен пояснить себя. Конечно же, в Торе и в Каббале Бога никто не бьёт. Но вся мистическая мысль вьётся вокруг Бога, которому совсем нельзя причинить вреда или боли, или можно только немножко, как бы понарошку… Это довольно проблематичная оптика. Это страх удара, который наши гениальные предки пытались скомпенсировать через конструкцию, которую в позднейшей литературе стали называть «сейфспейс», или «пустое пространство — халаль гапануй». Раз уж меня били, так пусть будет кто-то кого вообще нельзя ударить…

— Я вас решительно не понимаю.

— Да, я, пожалуй, и сам себя не понимаю. Но давайте ещё один вопрос.

— Ну хорошо, впрочем, я уже и не знаю, что с вами будет после этой передачи. Итак, пишет нам Педацур Жданько из Донбасса. Это, пожалуй, наш самый юный слушатель! Кажется, он ещё не родился, но его ангел хранитель любезно передал нам его письмо — нас слушают даже в мире Ацилут! «Профессор Кляйнштадт! С большим интересом я слежу за вашей работой. Мой вопрос достаточно прост: как вы думаете, почему пришлось сотворить мир? Педацур Жданько, Донбасс и Мудрость-что-в-Понимании, Ацилут».

— Педацур, я очень давно ждал подобного вопроса. Здесь я — в ответ — должен поставить радикальный вопрос: что является источником изначального Пгама, или, если говорить менее техническими словами, изначального изъяна… Конечно же, мы не можем говорить о его темпоральности, и поэтому мы должны смело заявить — это всё происходит из Света Бе… Бе…

— Мне кажется, ему плохо!

— Бе… Бе…. Бы…. Быр…. Быре…

— Помогите, профессор Кляйнштадт упал на пол!

*СЛЫШЕН ТРУБНЫЙ ГЛАС И ЗВУК ПОРАЗИТЕЛЬНОЙ МОЛНИИ*
Через некоторое время Исхок Петрович надтреснутым голосом продолжает с одышкой:
— Кажется… нашего профессора испепелил Суд Небес. Мы приносим свои глубочайшие извинения за произошедшее… О нет! Что это? Да, у меня на стене появляется рука и пишет надпись… Светящаяся рука… О нет! Она пишет: «Понижением понижу ваши рейтинги…» Господи, лама савахвани??? О нет, «слушатели все нечисты до вечера», ужас! Простите! … «А тебе, раб мой ИСХОК ПЕТРОВИЧ надлежит месяц быть вне стана!» Господи, каюсь, каюсь!...

*Завеса закрывается ещё одной завесой*

К О Н Е Ц

(Оставить комментарий)

Январь 1, 2018


04:55 pm - МИШНА НОВИГОД.
В переводе Кончино.

ГЛАВА 1.
1. УЧИЛИ: Поел в Праздник НОВИГОД, но не выпил — не исполнил. Выпил, но не поел — исполнил. Рабби Миша учил: не поел – не исполнил, но если упал модрой в салат, то как бы поел.

2. Какой салат? Рабби Саша говорит: любой салат. Рабби Павлик говорит: селёдка под шубой или оливье. А мудрецы говорят: только оливье. Что такое салат? Взял овощ и порезал — не салат. Взял овощ и залил водкой — салат. Взял два овоща и порезал — салат. Рабби Бухай говорит: традиция от Васи с Горы: не делают салат из мандаринов.

3. Как готовили СВЯЩЕННИКИ салат Оливье? Брали меру картошки, морковки, горошка и мяса, потом брали майонез, и приговаривали: "Х**Й Е***ЧИЙ, С**А Б***ТЬ!" — чтобы всё порезать мелко-мелко. Потому что если приговаривать, всё хорошо режется. А когда не было майонеза, брали сметанку. Не брали редьку из уважения к НОВИГОДУ и чтобы он был сладкий как написано: "ХРЕН РЕДЬКИ НЕ СЛАЩЕ".

4. Богач покупает мандарины, шампусик и водку. Бедняк покупает водку. Купил мандарины, но не купил шампусик — не исполнил. Купил шампусик, но не купил мандарины, исполнил, но галимо. А рабби Абу-л-Каголь говорит: не исполнил.

5. Бухал один — исполнил. Бухал с 28-го и по 10-е, и не помнил когда был НОВИГОД — исполнил. А рабби Бен Блевай говорит: не исполнил. Мудрецы говорят: не помнил когда, но слышал, как говорит Путин из Телевизора в любой из дней: исполнил.

6. История про рабби Женю. Была традиция отцов: идти в микву на НОВИГОД и там пить кипрское вино. Но не было кипрского вина и пили водку "Пять озер" и исполнили заповедь. Но отправили рабби Женю вместо рабби Павлика из Суры в Пумбедиту. Приходит рабби Женя в синагогу во славе и на бровях, а там всё как в Суре. И поскольку все тоже исполнили заповедь, приняли его за главу йешивы — рабби Ипполита. Вернулся Ипполит, а там уже другой глава йешивы. И пошёл он в микву и исполнял заповедь очень рьяно, но не приняли его обратно на пост. Тогда отправился он в Суру, и стал главой йешивы там.

7. Что такое радость НОВИГОДА? Когда Брежнев выходил на МАВЗОЛЕЙ, люди видели куранты, как написано: "И ВИДЕЛИ ГОЛОСА". И бухали на Красной Площади, и Ленин воскресал из МАВЗОЛЕЯ и кропил народ водкой "СТОЛИЧНАЯ". И все бухали и ели салат оливье.

(Оставить комментарий)

Декабрь 4, 2017


07:26 pm - *** (за миг до сумерек)
Мной овладел изысканный француз
За миг до сумерек, на берегу реки.
Его я помню серебристый ус
И кожаные с блеском башмаки.

Он супер-эго рассегнув своё,
Из дискурса огромное ОНО
Достал - и кончил мне на бытиё
Своим изысканным pinot!..

О, это знойный был Chateau Foucault —
Немного терпкий, с ноткой Деррида;
И пусть француз мой ныне далеко,
Его pinot запомню навсегда!..

(Оставить комментарий)

Ноябрь 26, 2017


02:45 am - *** (а пни-ка в пах)
Любовь из горла красной пеной
Пошла и разорвала шов.
О, ласковый абсурд вселенной!
Реликтовая боль слогов!

Слепого ока круг великий,
Двойной союз глухих ушей
Не составляют больше лика,
А только светлое клише.

И даже этих строчек строки
Уже почти и не стихи,
А так, оральные пороки
Политкорректной требухи.

Не вздумай жаловаться, плакать
Стенать, и прочая глагол!
А пни-ка в пах всем зодиакам —
Вселенной забивая гол.

Созвездия заплачут тоже
И плазма испытает шок,
И в этой исполинской роже
Себя узнаешь ты, дружок.

И горько ты поймешь, конечно:
Твоя любовь, лицо и ад
Тобою были утром вешним
Всего лишь взяты напрокат!

(Оставить комментарий)

Ноябрь 24, 2017


03:07 am - Три мысли о нейроедином
1.
Недавно я стал иначе думать про старую проблему единства и множественности. Мы представляем их по нашему образу и подобию. Когда я говорю о единстве — я говорю о единстве моего «я», о той способности человека представлять себя одним; множественность следует из того, что это представление о нашем единстве никогда не бывает полным — всякий раз оказывается, что мы чувствуем много всего, думаем много всего, и оказывается, что наше тело разнообразнее, чем мы того бы хотели.

Более того, я бы сказал, что наше представление самих себя в качестве единых, есть во многом бегство от неудобного реальности, где сложно себя мыслить — разного, меняющегося, стареющего, открытого всем ветрам и напастям. Философия, которая впервые серьезно занялась проблемой единства, была философией, которая хотела отказаться от множественного как психологической и соматической реальности, философское единое-неизменное было радикальным отказом от телесности.

Я не хочу сказать, что единое — это иллюзия. Единое — это, скорее, гармонический обертон, важнейший инструмент нашего сознания. Но при этом, проблематика любого нашего единства — это проблематика хорового единства. Этот хор — возможно, надо говорить о нейронах, — в какой-то момент задаёт одну ноту, и эта нота чрезвычайно важна для нашего мышления, воображения и выживания вообще. Но эта нота всегда распадается на иные гармонии (диссонансы, консонансы, и ассонансы) — потому что единство дано как возможность, как не как предписывающая данность.

Да, для того, чтобы исследовать возможности этого единого, необходимо было в какой-то момент помыслить его изначальным, более реальным и предписывающим — именно так и задавала его философия Платона. Теперь же, когда вычислительные мощности философии возросли, данное допущение уже не так продуктивно. Мы не можем себе позволить мыслить единое как лишь абсолютный отказ от телесности и от изначального внутреннего многого, которое дано в любом единстве в качестве его материальности-телесности.

2.
Человек дан, значит, как материальное и нейронное множество, способное к хоровому единству. Это единство перепредставляется как отдельное и отделённое, как имеющее лишь центростремительный вектор — т.е. человек мыслит себя, как изначальное и предписывающее единство, и множественность лишь как досадное недоразумение.

Это перепредставление приводит к двум бунтам. Первое, это внутренняя множественность, когда оказывается, что сознание вдруг посещает что-то, что, казалось бы, ему совсем не свойственно и нежелательно. Данный бунт имеет, как минимум, два аспекта. Первый состоит в том, что предписывающее единство, как репрессивная структура, не учитывает дремлющих сил невыверенности и того, что не соответствует текущему данному образу себя. Второй аспект состоит в том, что нейро-множество реагирует на данную репрессию желанием сломать структуру этой репрессии — и само пробуждает дремлющие силы невыверенного. Эта множественность и есть реакция на мечту о себе неизменном и едином.

Во-вторых, единство одного человека, данное как сеть нейронов, реплицирует себя на уровне общества. Социальные сети — это нейронофикация людей. Каждый человек оказывается отдельной клеткой большого мозга.

Общество, как и человек, реплицирует единство и множественность на политическом уровне. Центростремительные и центробежные силы — это игра сети, нужная для её выживания. Мы желаем политического единства, как хорового единства, где все поют одно; это желание, становясь репрессивным, пробуждает множественные и невыверенные силы, желающие разного.

Каждый человек при этом получает свою задачу от общества. Люди занимают противоположные точки зрения, потому что общество, как и мозг, для своего выживания требует, чтобы были выражены все точки зрения. Наше раздражение против тех, кто мыслит иначе — это предписание этой сети. К сожалению, поэтому люди, в основном, глупеют. Они не могут использовать полностью свой потенциал мысли, потому что общество требует от них определённой позиции — скажем, кто-то должен быть вегетарианцем и не способным к тому, чтобы подумать иначе. А кто-то, при этом, должен доказывать обратное — просто потому, что оба этих человека работают на гигантский механизм выживания общества. К сожалению, этот механизм довольно репрессивен, и кажется, сила его репрессии ужасающа во всех современных сообществах.
3.
Продолжая предыдущую мысль, я могу сказать, что человек просто очень хочет поглупеть, потому что его ум нужен не только для него, а для всех. Поэтому он по необходимости втягивается в глупые и оглупляющие дискуссии, которые видятся ему бесконечно важными — а таковыми они являются, потому что общество (как хоровое единство) предписывает ему помогать выживанию этого общества.

Социальные сети — это на данный момент глобальная толпа. Это глобальный мозг, который необходим человечеству для движения вперёд (т.е. во все стороны), и поэтому умные люди по необходимости теряют добрую часть своего ума, просто потому что они жертвуют свой ум на благо хорового единства.

Я думаю, что по-настоящему умные люди имеют какой-то сбой, который не позволяет им присоединяться к этому хоровому единству. Он довольно болезненный — присоединение порождает счастье причастности, а невозможность к последнему — жуткую горечь.

Но я не думаю, что где-то здесь есть ошибка. Данных людей довольно мало, просто потому что для выживания этого хорового единства их и не должно быть много (это, скорее, привело бы к ужасным последствиям). Но без них это хоровое единство тоже не может функционировать. Более того, возможно, их неспособность «петь вместе» не оказывается полностью предписанной их нейронной или гормональной структурой, а является ситуативной. Т.е. когда появляется очень большое количество людей, некоторые просто не могут думать, как думают многие — и это необходимо для нормального функционирования общества.

Т.е. любое общество всегда по любому важному вопросу будет делиться на главное большинство, на второе меньшинство, и на тех, кто критически не согласен с первыми двумя группами людей. Убеждённость первых, несогласие вторых, и критическое неприятие третьих — предписаны их положением в мета-хоровом единстве нейронной сети общества.

(7 комментариев | Оставить комментарий)

Октябрь 31, 2017


06:48 pm - *** (державное пюре)
Купи на плачущее евро
Курносый "си" и злое "ре".
Из них мне приготовь пюре.
Вотри его в глазные нервы.

Возьми живой прибор. Его,
Определяя слово «страсть»,
Ты очень скоро будешь класть
Внахлёст как Ге на вещество.

Но не забудь про ноту «ля»
Она жива и тоже хочет
Дожить до наступленья ночи,
Когда опальная земля

Трезвучием тревожно-красным
Разделит день на два и три —
Возьми пюре, скорей вотри
В шершавость слов «мой день погаснет»

И выключи вайфай.

(Оставить комментарий)

Октябрь 10, 2017


03:35 am - *** (to crawl within)
In the cracks of a stone,
Weeds are hiding their root;
For years, for days and nights,
They crack it open
To show its golden sand-heart.

In the heart of air
Lives a bell,
And it cracks air open —
The light like a beast
Crawls inside to dwell.

Who cracks my heart?
For it is a broken vessel,
Black and sour salt-white,
They fall from the within,
And I stop suddenly.

In the rift within light
There are joy and sorrow,
And another light-before-names,
Who dwells there like the roots of grass,
And there is a place for me.

(Оставить комментарий)

Сентябрь 4, 2017


05:42 pm - *** (кошмар ковшом)
Я тать
И я крадусь по твоим снам голышом,
Чтобы вылечиться и летать,
Чтобы вычерпать свой кошмар ковшом.

Я раньше хотел верить,
А теперь я хочу лишь вертеть
Закрой двери.
Ещё успеешь посетовать на всю мировую сеть.

Да, закрой за собой дверь:
Чудеса превратили нас в чудовищ
И теперь
Я хочу наблюдать за сокращением твоих сокровищ.

(Оставить комментарий)

Август 22, 2017


03:15 am - *** (горькое исцеление)
Безумие — это мёртвая радуга чёрных облаков,
Это счастье из-под кости и лезвие несчастья,
Это трупная сладость перекрёстка, где уже не надо плакать.

Чёрная радуга и зёрна тьмы — я знал
Страну своего безумия, я видел замки и рвы,
Где правили мёртвые короли.

Я пил вино из зёрен тьмы чтобы видеть,
Как чёрная радуга парит высоко
Над замками и перекрёстком, где уже не надо плакать.

Я лёг в землю, чтобы исцелиться,
Чтобы больше не смотреть наверх,
Где терпкая радуга режет бархатный свод.

Теперь я поднял руки и приказал буре,
Она легла у моих ног,
И видение радуги рассеялось; короли забыли свои имена.

Я стал свободен. О, пресный новый день,
О, горькое исцеление —
Теперь я с вами; но как это всё тяжело.

(5 комментариев | Оставить комментарий)

Июль 14, 2017


08:30 pm - Последняя пелена теологии
/предварительный предсубботний текст/

У еврейского мессии Авраама Кардозо и католического Блаженного Августина было тяжёлое детство. Отец Августина любил своего сына и хотел, чтобы тот сделал прекрасную карьеру ритора; Августин не любил своего отца и хотел спастись. Он перешёл из язычества в христианство.

Дальнейшее известно: он стал одним из отцов церкви.
Авраам Кардозо не сообщает о своём отношении к отцу, но рассказывает о том, что отец рассказал ему в детстве, что он не христианин, а еврей, что истинная религия не христианство, а иудаизм.

Блаженный Августин в своей «Исповеди» рассказывает о том, что не грудь его матери выкормила его, а Бог. Что не люди делали ему добро, а Бог, и что только Бог обладает значением. Все предметы и люди, близкие и далёкие становятся как бы прозрачными, а за ними виден лишь Бог.

Кардозо не использует такую метафорику, но, когда он рассказывает о смерти одного из самых интересных прото-сионистов — Иегуды хе-Хасида — он упоминает о нём лишь вскользь, потому что Иегуда хе-Хасид не знал Тайну Ключей, которая была известна Кардозо. Когда я читаю текст Авраама Кардозо, у меня остаётся впечатление, что Иегуда, его смерть и жизнь для горе-мессии Авраама — не более, чем полупрозрачный знак на стекле. За этим стеклом виден только Бог.

Детские травмы идентичности привели Кардозо и Августина к тому, что события стали слишком болезненными для них. События становятся полупрозрачными, а Бог становится единственным видимым, и эта оптика — это попытка справиться с болью, которая не унимается.

Моё поколение — это четвёртое поколение советских Марранов, и наш огненный еврейский Бог тоже часто становится Единственным Видимым. Ради этого Бога советские Марраны, как и евреи времён Эзры и Нехемии, как и евреи Испании, рвут отношения, проклинают близких, и это всё — ради Бога. Это потому, что они не знают, как пережить насилие над целым поколением, и пытаюсь разувидеть мир, который сделал им больно, и найти утешение в Боге.

Я думаю, что никто не может найти такое утешение. Такой Бог оказывается Богом-насильником, слепленным по образу и подобию насильников; это отчаянная попытка выжить с болью внутри. Я не могу свести все теологии Марранов к этому образу, насильственный Бог Марранов может быть поразительно красивым, возвышенным, значимым. Я хочу лишь сказать, что эта последняя видимость и последняя пелена соткана из фосфоресцирующей боли.

Вопрос: как строить теологию радости? Как строить теологию, которая не сводит события и смерти к декорациям? Как разработать понятие (или образ) Бога, который утешает, но не зовёт в поход убивать? Каким образом теология может помочь «обратить глаза зрачками внутрь» — и помочь тем, кому больно. Не обезболить, но вылечить.

(2 комментария | Оставить комментарий)

Июнь 6, 2017


03:04 pm - *** (свинцовая шайба)
Ты летишь высоко и тешишь себя
видом созвездий и хвостами комет,
ещё немного, и ты преобразишь космическую пыль
в некое новое солнце,
но чёрная шайба из свинца в груди давит вниз,
и ты падаешь,

пролетая ионосферу, стратосферу,
сферу вечного огня, ты падаешь на землю.
На земле ты видишь людей,
и внезапно понимаешь, что ты — один из них;
ты заговариваешь с ними,
но разговор не получается:
ты всё ещё в звёздной пыли,
а в твоей груди — шайба из свинца.

Ты ложишься на землю,
но она тяжелее земли,
и ты падаешь снова,
глубже и глубже,
пока мелкие бесы не отказываются
иметь с тобой дело:
от тебя пахнет серой и звёздами,
людьми, которые хотят твоей смерти
и шайбой из свинца.

— Я целую тебя, свинцовое горе моё,
стань словом и оправдай меня
на равнине, где нет никого,
на берегу огня,
у деревьев из межзвёздной пыли,
у свинцовых уст русского языка.

И вот моя последняя речь:
Я не хотел, чтобы вы были несчастны,
я даже не хотел лететь среди звёзд,
я всего лишь хотел пойти в магазин,
но мой метаболизм придуман для другого:
созерцать эти звёзды
и падать вниз,
целовать свинцовую шайбу,
и говорить на русском языке,

я учусь не делать вам больно,
я учусь знать правила падения
и межзвёздной пыли,
потому что я уже выучил свинец
и знаю, как начертить в сердце
его идеальный круг.

(Оставить комментарий)

Май 4, 2017


08:04 pm - *** (black tulip)
My heart is a black tulip,
A fading lily is near.
Both are thrown into the depth
Of the windy spring’s high day;

Teach me how to pray and draw,
And I will paint an icon:
This holy black tulip, this fading lily
Both crowned by a halo.

There will be syllables of wind
And the verbs of spring,
The suntears, the strings of grass
Written in the languages of chiaroscuro —

And the black tulip will replace my heart,
The faded lily will be resurrected
To blossom forever;
My shade will join them

As if I were immortal.

(5 комментариев | Оставить комментарий)

Апрель 24, 2017


07:28 pm - *** (смерть произносит по складам чужое имя)
Смерть произносит по складам чужое имя,
И яркое становится усталым:
Я видел, как стареют вещи,
И неизбежное волной зелёной
Под лёд уводит то, что было хрупким —

Но горьковатый день апрельский
И небо серое и влажный гул пространства
Вне времени. И смерть бездействует,
И нож не режет воздух,
И даже та зелёная волна застыла.

Как будто сон, хотя я помню, я проснулся:
Вот смерть, она идёт, и я старею,
А вот апрельский день и горечь
Новорождённых листьев,
И хрупкие зелёные короны —

И я ладонями закрыл глаза.

(1 комментарий | Оставить комментарий)

Апрель 12, 2017


08:18 pm - город мимоходом
Это — последние фотографии Таньги; её не стало поздней ночью 11-го апреля. Я очень любил Таньгу; она всегда была светлой и я думаю, что она была одной из тех тайных праведниц, делом и словом которых держится наш мир.
Мы начали дружить, кажется, в 2006-м году, когда она решила организовать семинар по Аристотелю. Мы с Сашей Ковровым откликнулись и приехали к ней на Кунцевскую. Раз в неделю или в две мы собирались, и иногда до самого утра читали Аристотеля — Метафизику. Это была высокая планка; с тех пор я думаю, что философию надо изучать только так: всю ночь напролёт, с друзьями, которые не дадут тебе уснуть, с рисом и зелёным чаем. Может быть, это звучит очень глупо — но эти юношеские семинары, на которых мы читали, говорили и думали всю ночь напролёт — были временем самого великого счастья, которое у меня было.
Я помню как мы говорили о многих вещах, и как всегда у меня оставалось ясная радость после разговоров с Таньгой. Я не очень обращал на это внимание, просто потому что был очень маленький, и не понимал, как редко бывает это ясное, доброе и радостное ощущение – ведение – знание. Наверное, это и есть самая настоящая святость — о которой почти никто не узнает, но которая именно поэтому и есть самая важная.
Потом я уехал из Москвы, и мы общались меньше: Израиль и Москва далеки друг от друга. Мы виделись довольно редко, но мне важно было знать, что где-то в Москве, наверное, всё так же, в Кунцево, живёт Таньга, и всё так же готовит свой зелёный чай, всё так же думает основательно и светло, и что как-нибудь я снова буду читать с ней и с Сашей Аристотеля...
Теперь уже нет.
Если можно во что-то верить — не знать, а просто верить — то я хочу верить, что я должен прожить как можно дольше и узнать как можно больше важных и хороших вещей. Чтобы тогда, когда я встречусь с Таньгой снова, у меня было бы, что ей рассказать.

Оригинал взят у otgovorki в город мимоходом
Октябрь 2016, Москва, бывшая фармацевтическая фабрика Феррейна (это центр города, если что).
IMG_20161030_145401
+6Свернуть )


(2 комментария | Оставить комментарий)

Январь 22, 2017


05:02 pm - *** (фунт ужаса)
— скажи мне, ужас моего кошмара,
почём фунт лиха в день базара?
— тот фунт как шума Ниагара:
фунт лиха ужаса того кошмара;

испуга ужаса тяжёлый страх,
песка и пепла тёплый прах,
когтю подобный юных птах
кошмара ужаса лиловый страх,

с собой несёт он ужаса испуг,
секунды беглой ярый вдруг,
ребёнок шара круга дуг:
фунт ужаса кошмара твой испуг!

(Оставить комментарий)

Январь 18, 2017


10:56 pm - aprotos
Недавно я встретился с неким русским гуманитарием и мы говорили про "начальные понятия" нашего мышления.
— Я думаю, что всё же, мы не можем найти "самое первое" понятие мышления, — сказал я. — Для того, чтобы мышление началось, нам необходимо несколько понятий. Я думаю, что эти понятия могут быть действительно весьма значимыми, но при этом ни одно из них не будет "самым первым".
— Почему вы думаете таким упадочным образом?
— Ну нет! Я не думаю, что это каким-то образом ограничивает наши занятия философией. Я не говорю, что "первое недостижимо", я просто говорю, что его не существует, а существует некий набор "не-первых" понятий, которые вместе формируют наше мышление. Я думаю, что я могу назвать их греческим словом "апротос"; определённый набор "апротосов" и формирует наше мышление.

Тут я проснулся.
Tags:

(2 комментария | Оставить комментарий)

12:30 am - *** (неизвестные)
Ночью, пока я спал,
на стену проникли неизвестные
и вынесли всё самое дорогое:
лайки,
репосты,
каменты
на сумму два миллиона долларов.

Они скрылись в неизвестном направлении.

(4 комментария | Оставить комментарий)

Январь 4, 2017


05:11 am - *** (ночной мельхиор)
— Гордости ленной тот мельхиоровый кубок———чем наполняешь ты?
— Вязкий огонь слюны птицы-феникс———куманики-купины листы,
Я это выпью и сам прогорю———и о том не узнает никто
После возьму мельхиоровый кубок———и в огненный брошу поток.

Я есть душа есть не-тень———есть звучащая ночью тропа;
Я — это детство и гречневой памяти———в бумажном пакете крупа
Я это съем и семь дней безделья———станут как свиток горьки
Ночь это воздух над заводью———и тьмы роговой угольки.

Всё это брошу я в кубок———и мельхиор прогорит
Яркой квинтой вычёркивающий желания———вспыхнет метеорит
Тот, кто заплачет над горлом моим———и над моей головой
Тот назовётся «ты» и окажется———той купины листвой.

Так протяни мне скорее———гордости ленной———кубка ночной мельхиор.

(Оставить комментарий)

Январь 3, 2017


06:29 am - *** (coin me an un-word)
1.
Coin me an un-word —
A glistening fracture-ring to chase off senses
For they are like gods and flies
Who are attracted by one who makes the sacrifice,
By one who burns the flesh
And creates ashes
From carbon-based tissues;

Coin me the un-word
To make all meanings void,
Because no story can comfort me anymore
And their bricks
Made of a wordy clay,
Burnt on an altar
Are too heavy to become home
For my unseen soul.

2.
No one will see my soul
And those who told me they love me
Were kissing me with open eyes
To watch over my face;
They found its point of fracture.

Let a void heal the void-within:
An un-story made of glistening rings,
Fractures and ruptures,
To restore my face from the scatter.

3.
You were crowned and put
Highly beyond the cedars and redwood
Highly beyond a bird’s eye gaze
And you found the point of rupture
To break all crowns like birdwings

And now I am in a not-place of a last wreck
Where a living flesh may see an un-altar
— A hot cold frozen stone —
That molds itself from within
Into a point of rupture,
And a glistening ring,
Into an un-word
To un-tell the stories
To repel all lofty gods
And to mend the black-shining void.

(6 комментариев | Оставить комментарий)

> previous 30 entries
> Go to Top
LiveJournal.com