жизнь

*** (рассказ от первого лица)

1.
Пространство трудно. По нему непросто
нам даются разные перемещенья.
Не так-то просто поразмыслить,
Продумать путь, итинирарий;
И двигаться ему вослед:
Идти, ползти, бежать, и даже пролететь
Не так уж и легко.
2.
Намного проще было нам тогда,
Когда уж силой мысли можно было
Оказываться там, где хочешь.
Мгновенье! Град, где облака
И здания берилловые рвутся в небо;
Где ясных статуй строгий взор
Гласит закон прошитый серебром.
И каждая толпа, и всякий гражданин
Несёт тебя плёчом и царственно
Шептает: "Слава!"
3.
Но ты уже не там! Ты в царственном лесу.
Там щедрые дубы гранитную лелеют думу
Переиначивая сам квадрат
(И прототип его плеромы),
Там златоперстые осины
Слагают песнь, простую песнь —
Тебе во славу. И там ты жертвенно проходишь
И разный зверь бежит к тебе смеясь.
4.
Но ты уже опять не там!
О, что с тобой, читатель?
О нет, мой дорогой,
Ты должен возопить.
Отчаянье тебя должно пронзить:
Ты, тот кто в эти вчитывается стихи,
Ты — более не тот, о ком ты прочитал
Три прошлые столбца!
5.
Ты оказался там, где ты —
Ты отказался от уменья своего,
Оказываться там, где только поразмыслил.
Теперь ты должен потрудиться
И сквозь пространство двигать тело,
Сознание своё и также тень.
(Последнее, пожалуй, проще)
6.
Теперь ты где-то там стоишь
Или сидишь, а может быть лежишь,
Читая эти строчки, и скорей всего,
Ты их читаешь с телефона,
Но может и с планшется или с монитора.
Возможно, твой злокозненный сосед
Их распечатал и тебе просунул за порог.
7.
А может быть, меня издали.
И ты узнал так про себя ужасно
Из поэтического славного журнала.
Но дай мне помечтать!
Возможно даже большее:
В твоей реальности я главный из поэтов.
Меня читаешь ты в учебнике своём,
И школьник ты, лишённый
Возможности перемещаться без движенья.
А я — поэт! Я — главный!
8.
И я — уже не здесь,
Всё потому, что я
Своею силой мысли убежал,
А ты — остался!
жизнь

*** (орать стрижом)

Не ведая себя орать стрижом,
Над Гамбургом летать, поймать жука.
И проглотить. Вечерним кутежом
Ганзейские наполнить облака.

Такую жизнь прожить; поставить точку,
А не сидеть поэтом на балконе, —
И нового жука поймать спросонья
И соблазнять младых стрижих порочно.

Гнездо построить для своих стрижат,
Свою стрижиху радовать жуком,
Орать стрижом чтоб наступил закат —
Детей-стрижей учить орать стрижом!
жизнь

*** (конечности, возможно, крылья)

Если знание есть протяжённость души,
О которой мы говорим иносказательно,
То забвение (что несомненно)
Есть её конечность.

Я забыл только вещей,
Что я уподоблю свою душу
Тысяченожке Кафки:
Каждый миг

Я обрастаю руками и ногами
Того, что я забыл.
Вот, посмотри, дорогой
Как моя душа

Юрко бежит на ножках забвений,
И смеясь, бросается золотыми
Мячиками бытовых упущений
Во все стороны.

Может быть, существуют такие
Провалы в памяти,
Которые нельзя сравнить
Ни с рукой, ни с ногой,

А только с крылом.
Тогда присмотрись к моей душе,
Читатель, и ты увидишь:
Она, как серафим,

Взлетает, шумя всеми своими
Крылами, и всё ещё смеясь
Восклицает трижды:
"Забыла! Забыла! Забыла!

Кто же там в живёт в высях,
Ничего не помню про него,
И все ангелы тоже, небось,
Позабыли место славы его."
жизнь

радио сефирот — 2

(Радио-)пьеса из будущего.
— Добрый день, сегодня в нашем радио великий ученый нашего поколения доктор сефиротических и парцуфических наук Мафусаил Мафусаилович Озолиньш, великий гаон Университета Третьего Мошияха.
— Добрый день, Йехояким, я очень рад с вами сегодня быть в Эфире.
— Расскажите нам с своей работе.
— Я работаю в двух направлениях. В дни, когда излучение Божественное Милосердие превышает Божественный Суд, я исследую экологическую утилизацию частиц Божественных суда (их ещё иногда называют божественные мю-судоны), а когда наоборот — я занимаюсь исследованием физики высоко заряженных сефиротин.
— Возможно, не все наши слушатели могут нас понять, в не могли бы объяснить это подробнее?
— С удовольствием! Как вы знаете, когда пришёл второй машиах, законы физики пропитались каббалистическими законами. И теперь мы можем экспериментально изучать частицы не только нашего физического мира, но и то, что называется миром эманации, или Ацилут. Точнее, такие ацилутоны как тяжелые мальхутистые сефиротины стали посведневной частью нашей жизни. Это наложило на научное сообщество много новой ответственности...
— Да, понимаю!..
— И поэтому я занимаюсь двумя вещами: теоретической и прикладной. Теоретически я исследую сверх-заряженные кетер и хохма-ацилутоны, а практически я работаю на заводе по утилизации Божественных Судов.
— Начните тогда, с простого, с практического.
— Это хорошая мысль. Вы знаете, что мы все довольно часто грешим и не соблюдаем мицвойс-заповеди. Мы, учёные, делим их теперь на альфа- и бета-излучающие. Когда человек, скажем, взрослый мужчина соблюдает или не соблюдает предписывающую заповедь, он производит альфа-излучение. Когда это происходит с запретительной заповедью, то же происходит с бета-излучением.
— И как это влияет на наш мир?
— И альфа- и бета-излучение, связанное с нарушением вызывает отложение оксида гвуры, или обычного твёрдого гвурита в душах и лесах. Обычный красноватый твёрдый гвурит очень токсичен.
— Да, это очень известно, и поэтому мы призываем всех слушателей нашего радио соблюдать мицвойс!
— Шкойех, шкойех! Как учёный говорю вам: соблюдайте мицвойс! А то мы можем дойти до Глобального Антропного Обнебытивывания.
— Расскажете об этом?
— Да, конечно, но я хочу сначала закончить про гвурит. Мы эксперементировали с частицами перхлората хеседа, поста и молтив, которые излучают кающиеся души. Так вот, мы уже начали построение экспериментальной установки, которая разлагает оксид гвуры на тринитрат хеседа через вулканизацию яростных бин при нагревании их в закрытом помещении с частицами перхлората хеседа в присутствии тетрахохмата кейсер-эльойна. Таки образом, из одной частицы гвурита получается примерно три частицы хасадита, что и соответствует гематрическим весам этих частиц. (Я должен сказать, что вес частицы соответствует её гематрии).
— Что же из этого следует?
— Мне кажется, что мы можем сделать покаяние и молитву до 34% процентов эффективнее и остановить процесс Глобального Антропного Обнебытивывания.
— Расскажите о нем, пожалуйста!
— С удовольствием! Кроме этого, этот рассказ подведёт нас к моим теоретическим изысканиям. Мы знаем, что мир постоянно балансирует на границы бытия и сверхбытия, или состояний "бериях" и "ацилут".
— Вы хотели сказать "брия"?
— Да, извините, я знаком с этим термином лишь из английской научной литературы! Да мир балансирует между "брия" и "ацилутом". Для того, чтобы созданный мир существовал как бытие-брия, необходимо, чтобы реликтовое гвурионное излучение не превышало 5 килокордовер на синагогу. Сейчас гвурионное излучение составляет где-то 2,1 килокордовер на ашкеназскую синагогу во время минхи...
— А что с сефардскими синагогами?
— Они всегда несколько менее гвуристые, но золотым стандартом научного сообщества является замер гвурионов в ашкеназских синагогах. Тем не менее, оксид гвурита, и крайне токсичные тетра-клипит ходита бины, и что опаснее всего диоксид мальхутита вызывает усиление реликтового гвурионного излучения. В какой-то момент, мера божественного Суда может превысить предельно допустимую, и мы, хас ве-шалом, вернёмся в небытие, поскольку в Мире Ацилут нет практических мицвойс... Это и есть процесс Глобального Антропного Обнебытивывания.
— Упаси Господи.
— Аминь. Итак, наши работы как раз и завязаны на нейтрализацию этих гвурионно-привлекающих соединений. И тут я подхожу к своему теоретическому интересу...
— Да, наши слушатели желают узнать об этом после рекламной паузы!
ТОЛЬКО СЕГОДНЯ! ПОМОЛИСЬ МИНХУ С КАВАНОЙ РАШАБА И ЗАСЛУЖИ ПРОЩЕНИЕ ДВУХ ГРЕХОВ ПО МОЛИТВЕ ЗА ОДИН! ИНФОРМАЦИЯ НА САЙТЕ МИНИСТЕРСТВА СПАСЕНИЯ. КОЛИЧЕСТВО МОЛИТВ ОГРАНИЧЕНО.
— Итак, я напоминаю вам, дорогие слушатели, что с нами доктор сефиротических и парцуфических наук Мафусаил Мафусаилович Озолиньш, великий гаон Университета Третьего Мошияха. Меня зовут Йехояким, я искусственный интеллект, и ведущий нашей передачи. Расскажите про ваши теоретические изыскания.
— Я уже говорил, что я занимаюсь исследованием физики высоко заряженных сефиротин. Для этого мы разгоняем их силой наших кавон (молитвенных намерений) до супра-ацилутных состояний и сталкиваем их друг с другом.
— И как вы это делаете?
— Мы улавливаем их с помощью свитков Торы, а потом сажаем каббалистический миньян после поста и покаяния, и начинаем разгонять в Большим Сферотическом Коллайдере кетер- и хохма-сефиротины. Когда сталкиваются друг с другом, начинается парцуфический синтез. Мы обнаружили несколько новых парцуфов, святость которых не позволяет им даже сверх-существовать, и они распадаются, выделяя огромное количество энергии Божественной Благодати.
— О каких парцуфах вы говорите?
— Лурия обнаружил такие стабильные Парцуфы, как Ветхий Днями, Отец, Мать, Сын, и Дочь, или Атика, Аба, Има, Зейр и Нуква. Мы же, сталкивая сефиротины, смогли найти Бога-Дедушку и Бога-Прабабушку. Мы сумели наблюдать даже высокозаряженную Бога-Прапрабабушку, которая существовала 15 наносекунд, и распалась на три Атики и пятнадцать мю-Зейров с хасадическими спинами...
— И что с ними стало?
— Естественно, что они слились с уже имеющимся Атикой и привели Зеира из состояния катнус в гдойлус, то есть из умаления в состояние величия. Так или иначе: как существуют стабильные атомы и атомы радиоактинвые, так существуют и стабильные парцуфы и сефиротины, так и нестабильные сефиротины и парцуфы с разлиными временами полураспада... Чем более заряжен парцуф, тем сложнее ему теоретически существовать. Мы говорим об энергиях примерно в три триллион-нахмана-в-секунду (где один нахман — это энергия необходимая для одного еврея чтобы сказать одну броху), то есть энергия этого парцуфа такая, как если бы три триллиона евреев сказали за одну секунду по брохе...
— Последний вопрос, Вы не боитесь, что ваши эксперименты могут привести к концу света?
— Нет, мы не боимся, поскольку, после конца света нас всех ждёт Спасение. Но мы предпринимаем соответствующие предосторожности: перед экспериментом, мы всегда прочитываем одно слово Торы, которое творит Новый Мир с новым Небом и новой Землёй, и именно в там мы и проводим наши эксперименты.
#радио_сефирот
жизнь

*** (выхватывая облака)

Я отдыхаю под почти остывшим небом,
И полная луна выхватывает облака,
Деревья просыпаются и юная листва
Собою наполняет ветви

Дневные птицы спят и видят сны
Которые останутся мне неизвестны,
Но может быть, когда мы все умрём,
Когда проснёмся в том саду,

Который окружают реки,
Я позову тех птиц; они мне всё расскажут,
О тех тяжелых снах, что видели не вместе —
О том, что захотят припомнить.

Сейчас же я и сам своих не помню снов,
Я отдыхаю под остывшим небом,
Немного страшно засыпать
(Всё так же, как и десять лет назад)

Но я представлю, что я тоже птица,
Что я однажды в том проснусь саду,
Где будут реки, и листва на чёрных ветках
И небо тёмное, и звёзды, и луна.
жизнь

*** (чей-то сон во сне)

Мы не запомним это время и назавтра,
Когда мы будем вспоминать самих себя,
Мы скажем: "это был тревожный сон", мы скажем:
"Пойдём гулять, смотреть на реку" и пойдём

Смотреть на реку. И мы вновь увидим реку.
И волны яркие и птиц полёт тревожный
Мы не запомним все детали, и опять
Поймём, что это был тревожный сон и мы —

Мы не проснулись — это время есть тревога,
И это время — долгий сон тревожный, снег,
И птиц полёт, и волны яркие, детали,
Которые мы не запомним и пойдём, —

Гулять, смотреть на реку, видеть сон во сне,
Мы будем вспоминать самих себя тревожно
И мы поймём опять: мы — это только волны,
Тревога тусклая, и птиц полёт, и сон —

Мы — это чей-то сон во сне.
жизнь

RGB — ЧБК

— Я никогда не мог понять, почему праведникам плохо, а злодеям — хорошо!
— Всё потому, что ты находишься в плену иллюзии, что время течёт линейно.
— О... теперь я понял: злодеи наказывают себя не обязательно в будущем, а возможно, в прошлом или в параллельном времени, где они бесконечно страдают...
— Да, теперь понял?
— Да, да!
— Да ничего ты не понял, пошутил я. Дело конечно в нелинейности времени, но...
— Погоди, ты же всё так хорошо изложил...
— Это было бы слишком просто. Дело в том, что праведники много думают, и...
— И поэтому они думают плохие мысли?..
— Совершенно. Но не плохие по содержанию, а по количеству и по нагрузке на нервы. Проблема в том, что все люди должны исчислять Начальные Положения Времени.
— ???
— Да, да. Мир творится постоянно, потому что мы связаны с Изначальной Реперной Точкой времени через два канала: через полную, или Чёрную Причинность, либо через Белую Причинность — то есть сразу напрямую. Проблема в том, что Начальное Положение Времени было исчислено неточно.
— Эм... ты курил?
— Да, а что? Вот уже пятый скуриваю... Но это неважно, так вот, Начальное Положение Времени было исчислено неточно, и поэтому мир находится в Трансгармоническом состоянии, которому грозит коллапс в Красную Дугу Причинности.
— Аллё?
— Просто существует ещё и третья причинность — Красная. Но я сначал должен рассказать про Белую. По Белой Линии причинности, мы постоянно рассчитываем более точные Цисгармоники. Мы рассчитываем их, когда совершаем сложнейшие акты физиологии и фатического общения. Подумай сам...
— Передай косяк?
— Держи, сейчас всё поймешь... Так вот, для того, чтобы просто запустить общение "привет, как дела?" нашему сознанию требуются мощнейшие вычислительные мощности, которые мы не замечаем. Или какой-то хрен в Ютюбе прокрастинирует. Или девочка перепила и блюёт. Из-за тонального совпадения Белой Причинности, эти вычислительные мощности как раз и идут на дальнейшую Цисгармонизацию Начального Положения Времени.
— ...начинаю понимать.
— Ты так много не держи, это тяжёлая история. Во-о-о-от...
— ...
— Вот, и второй производной этого процесса является корректировка первичных параметров Изначальной Реперной Точки. Но это всё и так ежу понятно. Но я раскрою тебе тайну....
— Пусть все ангелы и имена дадут на то разрешение!
*АНГЕЛЫ И ИМЕНА:*
— Мы даём разрешение
*АНГЕЛЫ И ИМЕНА ИСЧЕЗАЮТ*
— Ура, я могу продолжать. Так вот, тайна состоит в том, что за этим всем надзирают специальные Циркулярные Сущности. Они заведуют этой Белой Причинностью, чтобы не допустить Красной Дуги.
— Ты хотел к ней вернуться.
— Да, просто за Красной Дугой сидит Число-Король. И он хочет нас "спасти". То есть он так называет то, что делает с нами: "спасает".
— А Циркулярные Сущности?..
— Натурально этому препятствуют, потому что Число-Король хочет сместить Изначальную Реперную Точку так, чтобы оказывалось, что Циркулярные Сущности оказались бы его Короля, функциями, а они совершенно этого не хотят. Просто потому что понятие желания (в отличие от Число-Короля) им чуждо по природе. Иначе говоря, это борьба Белой Данности и Красной Воли.
— О, вот теперь я начинаю...
— Да, и именно поэтому, когда праведник начинает приближаться к Число-Королю, Циркулярные Сущности всячески его за это наказывают несчастьями — но уже с помощью Черной Причинной цепи.
— Эх...
— Да, шестой был лишним. И Канта перед этим читать не надо было!..
жизнь

спектральная реконструкция

Деконструкция — понятие, как мне кажется, вчерашнее. Давайте я предложу вам новую диалектику познания нематериальных вещей и нематериальных отражений материальных вещей в нашем сознании. Вашему вниманию предлагается спектральная реконструкция.

Несмотря на то, что глубокий анализ должен показать нам, как работают наши концепции, идеи, модели под самым ярким светом и под самым высоким разрешением, так чтобы мы могли понять, как работает каждая деталь нашего сознания, и любой его нематериальной компоненты, наше сознание в повседневной жизни оперирует этими понятиями как некими чёрными ящиками. Мы знаем примерно, как мы получаем данные, и примерно понимаем, какую унифицирующую процедуру применяет сознание, используя ту или иную концепцию, но саму конкретную механику работы наших идей и концепций мы по большей части не понимаем, не замечаем, и более того — данное понимание чаще всего вредит производительности.

(Я сейчас не могу и потому не буду говорить о материальной составляющей и о том, как эти две компоненты связаны)

Почему же так? Неужто, это солнечный свет истинного бытия застит нам глаза? И оттого мы всё хуже схватываем воображаемый мир теней, отдаваясь всеослепляющему свету истины? Оставим этот старческий платонизм и взглянем на эту проблему в соответствие с нашей прежней метафорой и изначальной задачей.

Итак, наши идеи, метафоры, и концепции — это чёрные ящики нашего мышления. И философ — это человек, который разбирает эти ящики на самые простые детали, на которые только может. А затем, выясняется, что в этих чёрных ящиках, когда их пытаешься собрать, очень много лишних деталей, которые после того, как ты разобрал подобный ящик, назад не засунуть, не присунуть.

Ещё более удивительно и противно разуму следующее: достоверно сказать, чем же различается работа ящика до деконструкции (ловите опечатку: додеканструкция) и после — очень сложно или же вообще невозможно. Ещё хуже: через некоторое время после деконструкции все чёрные ящики возвращаются в исходное положение (штрих), которое крайне близко исходному положению, но отличается от него на исчезающе малое расстояние.

Данные внутренние противоречия сознания вскрывают его алогичную природу. Или, говоря иначе: подобные действия раскрывают спектральную природу наших чёрных ящиков мысли, несводимую ни к другому, ни к самому себе.
жизнь

Замедляющееся Рассуждение о Быстрых и Медленных Смыслах

Кто ещё только не писал о том, как глуп вопрос: "в чём смысл жизни?" Но как прекрасен этот вопрос, потому что он даёт только возможностей, чтобы подумать об этом! Столько важных мыслей начиналось с того, чтобы показать, насколько глупо звучит этот вопрос.

Вопрос: "в чём смысл жизни?", наверное подобен вопросу: "в чём еда тела?" или "в каком слове заключаются книги?" Но как это желанно: упаковать неупаковываемое в одно понятие, один ответ! Ответишь, и положишь Смысл Жизни и в тот самый кармашек и будешь носить у сердца; в полночь будешь доставать, смотреть на него и молиться ему. А он будет шевелить своими усами, и требовать мелких жертв, бескровных и кровавых... А ты только и рад.

Но смысл жизни, слава богу, не таков, и правда похож на еду. Сегодня я приготовил омлет и съел; Благословен Господь! А потом были хлебцы с сыром — аминь, аминь. Так и смысл: сегодня один, завтра другой. А потом голодные дни, когда крохи этого смысла, и ходишь с голодной душой — голодной и злой.

А иногда этого смысла так много, что душа переполнена им и хочет всех позвать на пир, и делиться со всеми. Вот смысл, вот он! Бери, друг, бери, подруга, любовницы и любовники — тебе, тебе и тебе — всем смысл!

Кому-то он подойдёт, а кому-то будет от него плохо.

И смыслы эти бывают очень разными. Бывают смыслы быстрые. Вот сейчас, эти угнетают тех — вставай, и борись! Вот сейчас, прямо сейчас надо помочь этой старушке, и этому коту, прямо сейчас — и это очень быстрый смысл! Он приходит быстро и уходит быстро, как ветер.

А есть смыслы помедленнее: они как грозовые облака висят на горизонте. Ты читаешь статьи и думаешь о том, как правильно помыслить справедливость? Вот пять лет назад те помогли этим, а теперь этим угнетают третьих; как же так? Где в этом смысл, и как с этим всем работать? И эти смыслы медленнее, много медленнее тех, первых.

А есть смыслы, которые совсем остановлены. Вот золотое солнце полуденное, и кузнечики стрекочут, как будто сейчас Серебряный Век, и Мандельштам всё ещё пишет свои стихи. Эти смыслы застывают, и они всегда здесь; им некуда спешить, почти незаметные тем, кто быстро бежит утром, чтобы сражаться и побеждать. Но они висят над моей головой, эти невидимые солнца, и с светят мне своими светами. Я вглядываюсь в них, и они ослепляют меня. Мне хочется рассказывать о них; но кому о них рассказывать?

А над ними всеми — нависает Иссиня Белый Касхаутон, отец всех светов, вне времени, вне пространства, остановленный, приподнятый над всеми символическими цепями и причинными рядами, он ломает перспективу, искривляет всё прямое, и выпрямляет всякую боль. Значимое само по себе, вот кто ты, Касхаутон. Ты не светишь сам, но всякий кто светит, светит из-за того, что ты кричишь без звука, испепеляешь нас без огня, и все кто здесь —

Вот, бегущие активисты, боевые воробьи этого дня,
и вот политики, кто таинственно приказывает этим воробьям клевать крохи смысла;
и вот поэты, которых ты превращаешь в пчёл и цикад —
и вот философы, которые закладывают бомбы под мостовые смыслов (они взрываются через сотни лет),
и вот я, —

все они смыкаются в не-твоей Не-Тьме и не-твоем Не-Свете; и это всё — мучительный водоворот, болезненное стечение всех сил, что проходит и происходит через мое сердце — это всё ты, но лишь на мгновенье. А затем, все опять возвращается к тому, что я должен читать новости, и злиться и радоваться о том, что уже позабыто — так оно быстро.

Миг!
жизнь

— Критическое Мышление, я выбираю тебя!!!

Пока я пытаюсь раскачаться и начать работать, расскажу вам о своем новом предутреннем сне. Он, не то, чтобы пророческий, но очень точный. (Кажется)

Снится мне, что мы лежим на кровати с какой-то академической девицей (очень прилично!) и обсуждаем как же стать профессором.

— Понимаешь, когда ты становишься профессором, ты как бы становишься свободным человеком, а до этого, ты в общем — раб То есть, конечно же, ты на всех эти доках-постдоках... Но это же рабство! Поэтому это так и сложно, потому что общество не любит свободных людей и профессора мало кому дают.

Тут этот сон начинает неуловимо меняться, потому что пока мы так лежим и болтаем, мне дают профессора. Тенюр, кафедра — все дела! И выясняется, что не просто так людям дают профессора, и не всем. Дело в том, что на окружает Варп. И этот Варп — везде. Даже в универе, и в коридорах.

...Тут я должен остановиться и объяснить, что такое "варп". Это из игровой вселенной, в которую я не играл, но про которую я читал — Вархаммер 40к. Итак, для того, чтобы путешествовать со сверхсветовой скоростью, надо входить и выходить в некое иное измерение, которое и называется warp. И этот варп, скорее, пространство психоза космических цивилизаций; там, живут боги Хаоса и безумия. И космические корабли, которые путешествуют через Варп должны быть защищены от этого безумия специальными тонкими полями... Иначе, сам корабль превращается в психотическое чудовище...

Так вот, весь Университет — это такой же корабль, и классы в нём защищены такими анти-психотическими полями, и Профессора — это люди, которые умеют бороться с Психозом. Когда начинается варп-шторм, чудовища появляются даже в коридорах, и Профессора должны защищать своих студентов своими способностями рефлексии и критическому мышлению.

Так вот! Начинается варп-шторм. По коридорам бродят Дети-Без-Лиц, Живая Слизь, Призраки-Большие-Головы, и прочие монстры Психоза. И я машу на них руками, творя заклинания Критического Мышления (оно как такие тонкие светящиеся ниточки) — и удаляя и развенчивая (развинчивая?) этих чудищ психоза.

Естественно — я в блейзере и штанах (это униформа Профессоров), и сил всё меньше и меньше... Психоз подступает ближе... Взмахи рук даются мне всё тяжелее, и светящиеся ниточки Критического Мышления рвутся — уровень рефлексии падает близко к критическому.

И тут я просыпаюсь. Это точно не был кошмар. Но это всё дало мне очень много пищи для размышлений.